reflex_blue: (Default)
3. Зинаида Львовна и румынская музыка

Зинаида Львовна очень любила венгерские и мадьярские мелодии.
Когда скрипач-румын начинал наигрывать цыганские тягучие мотивы, глаза Зинаиды Львовны медленно наливались крупными слезами, правая ее ножка начинала подергиваться в такт воображаемому барабану, а левую коленку она крепко сжимала костлявой, но по-прежнему аристократической рукой, чтобы не сорваться тут же с места в пляс, невзирая на то, что находится она в битком набитом трамвае, а любимые мелодии по безумной прихоти случая звучат из дешевеньких наушников тощего металлиста.

К счастью, в транспорте она почти не ездила, а по привычным орбитам своего старушечьего бытия бодро передвигалась пешком, вызывая для дальних поездок своего внучатого племянника Льва Могучего, который с шиком подкатывал к ее крыльцу на громыхающем довоенном велосипеде.

Железный буцефал производства славного завода "Харкiв" задумывался конструктором как танк и лишь позднее был выполнен в виде велосипеда. Великолепное чудище бережно сохранялось всеми его владельцами и было передано Льву на смертном одре старым приятелем, выпившим некстати в светлый первомайский день бутылку неправильного денатурата.
Мелкие дребезжащие детали железного коня были старательно подвязаны веревочками, причем эстетствующий племянник специально подбирал веревочки разных ярких цветов, так что спустя некоторое время велосипед стал напоминать самодвижущееся молитвенное дерево каких-нибудь ортодоксальных индусов из степей Амазонки.
Покряхтывая прочным стальным каркасом, гордо реяло это удивительное произведение человеческого гения по пыльным улицам.

Увидев из окна приближение Льва на велосипеде, Зинаида Львовна выходила на крыльцо, держа в руках ковровый саквояж, обшитый заплатками невозможных расцветок. Первым делом она деловито проверяла на упругость несколько спиц в заднем колесе. Переднее колесо ее не интересовало, т.к. ехала она на заднем багажнике. Затем она вытянутым пальчиком слегка касалась блестящей от масла цепи и, удовлетворенная осмотром, усаживалась боком на багажник.

Выждав, пока старушка усядется, добрый шутник Лев Могучий голосом заправского извозчика гаркал:
– Ну что, в Париж?

(Надо сказать, что картина мира в голове Зинаиды Львовны была изрядно перепутана. Доподлинно было известно лишь то, что пребыванием своим числит она планету Земля, но в каком именно месте земного глобуса находится удивительная старушка в данный момент, ответить она не могла или же просто не желала.
По причине отрицания простейших географических реалий трудности всяческих путешествий оценивались Зинаидой Львовной неадекватно. Предложение посетить Париж или Лиссабон, выдвигаемое в качестве рабочего плана любезным племянником, принималось без малейших колебаний ("только шаль прихвачу, вечером сыро будет"), а вот вопрос, не забыла ли она, что едет сегодня в Гороховку, вызывал шквал панически-деловитых действий, которые, если их вовремя не пресечь, могли продолжаться до следующего обеда).

На вопрос водителя велосипеда Зинаида Львовна так же бодро отвечала:
– В Париж! К обеду будем.
После чего они неспешной, несколько виляющей рысью двигались через весь город – в Нижнюю Гороховку, где проживала подруга детства Зинаиды Львовны, Аполлинария Терентьевна, бабушка такая же долговечная, хотя и удивительно склочная.
reflex_blue: (Default)
3. Зинаида Львовна и румынская музыка

Зинаида Львовна очень любила венгерские и мадьярские мелодии.
Когда скрипач-румын начинал наигрывать цыганские тягучие мотивы, глаза Зинаиды Львовны медленно наливались крупными слезами, правая ее ножка начинала подергиваться в такт воображаемому барабану, а левую коленку она крепко сжимала костлявой, но по-прежнему аристократической рукой, чтобы не сорваться тут же с места в пляс, невзирая на то, что находится она в битком набитом трамвае, а любимые мелодии по безумной прихоти случая звучат из дешевеньких наушников тощего металлиста.

К счастью, в транспорте она почти не ездила, а по привычным орбитам своего старушечьего бытия бодро передвигалась пешком, вызывая для дальних поездок своего внучатого племянника Льва Могучего, который с шиком подкатывал к ее крыльцу на громыхающем довоенном велосипеде.

Железный буцефал производства славного завода "Харкiв" задумывался конструктором как танк и лишь позднее был выполнен в виде велосипеда. Великолепное чудище бережно сохранялось всеми его владельцами и было передано Льву на смертном одре старым приятелем, выпившим некстати в светлый первомайский день бутылку неправильного денатурата.
Мелкие дребезжащие детали железного коня были старательно подвязаны веревочками, причем эстетствующий племянник специально подбирал веревочки разных ярких цветов, так что спустя некоторое время велосипед стал напоминать самодвижущееся молитвенное дерево каких-нибудь ортодоксальных индусов из степей Амазонки.
Покряхтывая прочным стальным каркасом, гордо реяло это удивительное произведение человеческого гения по пыльным улицам.

Увидев из окна приближение Льва на велосипеде, Зинаида Львовна выходила на крыльцо, держа в руках ковровый саквояж, обшитый заплатками невозможных расцветок. Первым делом она деловито проверяла на упругость несколько спиц в заднем колесе. Переднее колесо ее не интересовало, т.к. ехала она на заднем багажнике. Затем она вытянутым пальчиком слегка касалась блестящей от масла цепи и, удовлетворенная осмотром, усаживалась боком на багажник.

Выждав, пока старушка усядется, добрый шутник Лев Могучий голосом заправского извозчика гаркал:
– Ну что, в Париж?

(Надо сказать, что картина мира в голове Зинаиды Львовны была изрядно перепутана. Доподлинно было известно лишь то, что пребыванием своим числит она планету Земля, но в каком именно месте земного глобуса находится удивительная старушка в данный момент, ответить она не могла или же просто не желала.
По причине отрицания простейших географических реалий трудности всяческих путешествий оценивались Зинаидой Львовной неадекватно. Предложение посетить Париж или Лиссабон, выдвигаемое в качестве рабочего плана любезным племянником, принималось без малейших колебаний ("только шаль прихвачу, вечером сыро будет"), а вот вопрос, не забыла ли она, что едет сегодня в Гороховку, вызывал шквал панически-деловитых действий, которые, если их вовремя не пресечь, могли продолжаться до следующего обеда).

На вопрос водителя велосипеда Зинаида Львовна так же бодро отвечала:
– В Париж! К обеду будем.
После чего они неспешной, несколько виляющей рысью двигались через весь город – в Нижнюю Гороховку, где проживала подруга детства Зинаиды Львовны, Аполлинария Терентьевна, бабушка такая же долговечная, хотя и удивительно склочная.

Expand Cut Tags

No cut tags

Profile

reflex_blue: (Default)
reflex_blue

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Page generated Sep. 19th, 2017 03:20 pm
Powered by Dreamwidth Studios
February 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 2015